Алексей
Новоселов

директор по выставкам MMOMA

Novoselov_telephone
Moto X Force
Технически совершенная
камера в 21 мегапиксель
Узнать больше

Купить

Безразличная к срокам таможня, не выпустившая экспонаты, разбитая скульптура, цену которой даже страшно произнести, художник, решивший всё поменять в день открытия,  — всё это и многие другие стресс-факторы, от которых обычному человеку становится дурно, входят в обычный рабочий день директора по выставкам Московского музея современного искусства Алексея Новоселова. Он рассказал «РБК Стиль» о том, как ему удается оставаться в здравом уме, твердой памяти и беззаветно любить свою работу, ставшую делом жизни.

О менеджере и няньке

В моем попадании в музей не было ничего поэтического, никаких душещипательных историй. Хотя лично для меня, я считаю, это удивительное и прекрасное стечение обстоятельств, благодаря которым я попал туда, где могу заниматься делом жизни. Я пришел по предложению от моей коллеги по старой работе, которая тогда недавно перешла работать в музей и вскоре позвала меня. Сама она тоже была довольно новым человеком в музее, и ей нужна была новая команда. А мне нужна была такая работа, где я бы никогда не стоял на месте, всегда двигался вперед и развивался, делал что-то новое, поэтому я охотно согласился. Сейчас кажется, будто это было сто лет назад.

Самым сложным для меня оказалось взаимодействие внутри музея, потому что это не просто большой механизм, это практически живой организм, к тому же довольно хрупкий. Каждый день ты работаешь с совершенно разными людьми, которые иногда имеют колоссальный разрыв между собой — возрастной, социальный, профессиональный. При этом каждый из них играет важную роль на том или ином этапе, а ты должен этими этапами управлять, обращая их в нужную для проекта сторону. Вот научиться этому стоило огромных усилий — мыслить и действовать как менеджер, нянька, друг, начальник и художник одновременно.

Об управлении хаосом и художниках-подростках

Один из самых сложных моментов в организации выставок — так называемая творческая составляющая. Творческий процесс подчас крайне плохо поддается управлению, а его участники могут быть настолько разными, что привести их к «общему знаменателю» кажется делом более трудным, чем изобретение вечного двигателя. Я бы сравнил их с детьми переходно-подросткового возраста: они могут быть очень своенравными, нелогичными, даже капризными, но при этом нельзя относиться к ним как к детям. К каждому из них должен быть свой подход. Это всегда абсолютно новое общение, и тут, конечно, не обходится без внутреннего чутья, каких-то тонких дипломатических навыков, а иногда и хитрости. Плюс нужно контролировать, так сказать, размах мысли. Иначе особо мощные творческие порывы могут выйти далеко за пределы проекта: начав с подготовки «выставки на один зал», творческий коллектив легко может прийти к плану порабощения вселенной.

Moto X Force
Чистый и свежий Android
версии — 6.0
Узнать больше Купить

О выброшенном искусстве и экстремальном монтаже

Многие думают, что работа в музее — спокойное, лирическое времяпрепровождение, где все медленно перетекают из зала в зал и мечтательно решают, как перевесить картины. На самом деле это мощнейшая школа стрессоустойчивости и тренировка нервной системы. Иногда случаются ситуации, которые легко могут прибавить седых волос, и кажется, что всё пропало. Вплоть до почти фантастических. Например, однажды на выставке японского искусства уборщица неправильно распознала, где мусор, а где часть произведения, и выкинула детали инсталляции.

Был и вовсе легендарный случай, когда мы смонтировали выставку в прямом смысле за пять минут. Работы, которые должны были выставляться, застряли на таможне — такое бывает регулярно, но, как правило, всё же хотя бы за неделю они прибывают в музей. Тут случилось иначе: ценный груз так долго держали и выпустили настолько поздно, что на торжественное открытие уже начали приезжать гости, которых провожали в зал, где был организован фуршет в качестве отвлекающего маневра. Пока гости выпивали и закусывали, мы на цыпочках, но очень-очень быстро несли по коридорам заветные работы и развешивали их в выставочном пространстве. Тогда каждый выучил план развески так, чтоб от зубов отскакивало. К тому же это, кажется, был первый случай, когда этикетки были готовы раньше, чем сама выставка, обычно бывает наоборот. Так что в музее нередко приходится работать в экстремальных условиях.

Первый в мире телефон Moto
с небьющимся экраном
Узнать больше Купить

О надежности и «увесистом имидже»

Как человек, который проводит с мобильным телефоном «больше суток в день», я очень ценю надежность этого технического изобретения. Моим первым телефоном была заветная Motorola — уже не помню названия модели, но это был мой студенческий телефон, любимый и верный, такая монолитная труба «с увесистым имиджем». Как-то у меня ее пытались украсть. Как я уже потом понял, злодей выследил меня на одной из веток метро, проехав примерно пять-шесть станций, и вышел за мной. Конечно, я не обратил тогда на него внимания. Точнее, я его заметил, но особого значения не придал. Он шел за мной до максимально безлюдного места, где вдруг окликнул со спины под предлогом спросить время. И тут же сверкнул ножом с требованием отдать телефон! В голове у меня мелькнула мысль, что защищаться как раз телефоном и буду: он крепкий, надежный, выдержит. В итоге, правда, я сгруппировался и выскочил на автомобильную дорогу и так смог избежать прощания со своей любимой Motorola, которая, очевидно, была заветной не только для меня. Вот такое было время, и вот такие крепкие были телефоны, можно было положиться. Сейчас многие из них такие хрупкие, что не то что защищаться — уронить-то страшно. Кстати, потом, когда друзья мне подарили новую «трубку», старая верная досталась папе и прослужила, кажется, еще столько же, если не дольше.

О недовольных посетителях и музейной хрупкости

Музей на самом деле очень хрупкая вещь. Он работает не только для условного зрителя, но и на профессиональное сообщество и делает это с прицелом на будущие поколения тоже. Это куда более глобальное явление, чем просто показ картин. Цена твоей личной ошибки может быть очень высока, поэтому нужно всегда четко понимать, что и зачем ты делаешь.

Хотя, если об этом всё время думать, можно, наверное, разучиться спать от ужаса. При этом, сколько бы усилий ты ни приложил к созданию выставки, ты никогда не получишь полностью довольного зрителя и профессиональное сообщество тоже всегда найдет что сказать. Вот поверьте, в мире не было ни одной выставки, которая понравилась абсолютно всем. Так что в какой-то момент надо расслабиться и начать радоваться тому, чем занят. Ну, и твердо стоять на своем. Мне вообще кажется, что успех — это активная жизненная позиция и возможность реализовать свои интересы. Лично для меня это важные понятия.

Другие герои

Мага Умхаев

Известный Lifestyle-блогер

Лично для меня куда более важно понятие профессионализма, нежели возможность мнимо называться успешным.

Юлий Федосеев

основатель кайт-школы

И тут так сложилось, что у меня появился выбор: жить в городе, где зима длится шесть месяцев, или открыть кайт-школу и жить у моря, где десять месяцев лето.

Георгий Троян

шеф-повар ресторана «Северяне»

Для того чтобы попасть в Le Cordon Bleu, я накопил на само обучение и на какой-то период проживания, но на питание денег у меня не было вообще.